Юрий Яковлев. Вновь на Арбате

Мы вновь на старом Арбате, помещении Театра имени Евг. Вахтангова. Только что закончился спектакль «Три возраста Казановы». В зале не смолкают аплодисменты, в который раз выходят на сцену для поклона артисты. А зрители аплодируют еще и еще...

Замечательный спектакль этот поставлен по пьесе, впервые воплощенной на нашей сцене, хотя и написанной много лат назад выдающейся поэтессой Мариной Цветаевой. Она умела соединить в своем творчестве пронзительную нежную любовь к России с традициями высокой европейской культуры. Символично, что спектакль этот поставлен на сцене театра, основанного Евгением Вахтанговым, поэтом и революционером театра. Цветаева и Вахтангов были хорошо знакомы. Она читала ему свои стихи, он мечтал о поэтическом театре, о репертуаре высокой поэзии.

Фигура Джакомо Казановы, писателя и авантюриста XVIII века, обросшая легендами в связи с его необыкновенными приключениями, привлекает постоянное внимание буржуазного искусства. Биография Казановы дает богатый материал для создания произведений, перенасыщенных всяческими, и прежде всего любовными приключениями. Не проходит нескольких лет, чтобы не появилась новая версия легендарных «подвигов» любвеобильного итальянца. В отличие от всех этих коммерческих поделок, спектакль вахтанговцев на редкость целомудрен. Их, как и автора пьесы, интересует социальная тема: человек, ищущий в жизни только наслаждений, несчастен. Горькое одиночество старого Казановы предопределено им самим: он обрекал на одиночество других.

В спектакле три исполнителя главной роли. Яковлев играет Казанову в старости. Одинокий, всеми забытый человек с горечью перечитывает старые письма — свидетельства былых страстей. Все ушло, растаяло. Но, вопреки всему, живет в душе этого все испытавшего, всем пресытившегося человека безумная надежда — встретить настоящую любовь.

Театровед И. Вишневская писала в «Литературной газете»: «Актер Юрий Яковлев, вдохновенно играющий Казанову, заставляет вспомнить классические образцы античной трагедии. Актер так играет сложные поэтические, философские коллизии, что невольно вспоминается Николай Симонов в роли пушкинского Сальери. Вот, может быть, прообраз яковлевского Казановы — личность, охваченная ложными страстями и убивающая ради этого сначала гения, а затем и свою душу».

... Наконец, аплодисменты смолкают. Спектакль окончен. И я вновь наблюдаю, как из-под грима — на этот раз старого аристократа XVIII века — постепенно проявляется знакомое приветливое лицо артиста.

... Поздний вечер. Давно разошлись последние зрители. Пусто у подъездов Вахтанговского театра.

Юрий Васильевич Яковлев живет в одном из арбатских переулков, неподалеку от театра. Дорога домой короткая и хорошо знакомая. Думает ли он, направляясь домой после спектакля, об аплодисментах, которыми встречали его зрители, помнит ли о своем недавнем триумфе? Мне почему-то кажется, что нет. Сегодняшние овации уже отошли для него в прошлое. Актер думает о будущем, и мысли его уже отданы тому, что впереди: другие спектакли, фильмы, новые роли, встречи. Они станут новыми этапами испытаний, проверки творческих сил, способностей, новым экзаменом, который сопутствует актеру, да и каждому занятому творчеством человеку всю жизнь. И я думаю, что истинность таланта Личности проверяется и подтверждается временем.


Спектакль «Борис Годунов». Как его ставят разные режиссеры
«Монолог о браке» Э. Радзинского
В японском театре дают спектакль о самурае-путешественнике во времени
Спектакль «Любовь Дона Перлимплина»
Спектакль «Старосветские помещики»
Оперетта «Графиня Марица»